ДЕСТРУКТИВНЫЕ ПСИХОТЕХНИКИ (по материалам Тимоти Лири)
Добавил: vgs1949 22 февраля 2013 11:30

Если в ваш мозг введена программа примитивного сознания, согласно которой мир разделен лишь на два полюса «черное — белое», «добро — зло», «свет — тьма», «реальность — иллюзия», и т. д., то все, что вы думаете, вам кажется истиной, а все, что думает ваш оппонент — ложью, И наоборот.


Предупреждение: Вам не стоит принимать участие в этом форуме, . . . . .

  • Если вам очень уютно в этом мире и вас вполне устраивает ваша иллюзорная реальность, в которой вы не мучаетесь вопросами о смысле религии, истории и человеческой жизни
  • Если вы искренне верите, что защитные механизмы и пропускные фильтры вашей нервной системы служат надежным гарантом неуязвимости ваших убеждений от влияния «духовных менеджеров» 
  • Если вы верите в необусловленность вашего восприятия и в то, что ваше сознание никем не сформировано, и, следовательно, никем не может быть реформировано (пусть даже в результате применения эффективных техник психологического программирования) 
  • Если вы фанатично верите, что религия, которую вы исповедуете, будь то христианство, буддизм, или суфизм — это «истинный и единственно правильный путь к спасению», а все остальные религиозные «течения» — это «ересь» 
  • Если вы заглушаете все возникающие у вас сомнения голосами авторитетных «учителей»

Мы, как обыватели, не знаем о существовании методов влияния на группы людей и отдельную личность. Мы не знаем о том, как сами создаем иллюзии, в которые охотно верим. Не знаем, что внутри нас всегда гнездится страх, навязанный нам извне. Не знаем, что в определенных ситуациях мы становимся очень внушаемыми. Не знаем о нашей склонности идти за харизматическими лидерами, и искать избавления от стресса в групповой сплоченности и коллективной вере. Мы не знаем о техниках модификации поведения, групповом конформизме, склонности подчиняться авторитету, когнитивном диссонансе и инстинктивно-приматологическом желании людей объединяться в группы. Мы не знаем о способах введения людей в измененные состояния сознания. Не знаем о существовании тонких технологий реформирования сознания, благодаря которым пытливым, ищущим и духовно развитым людям (и нашим детям!) могут внушать фобии и прививать зависимости. Не знаем, что, манипулируя жаждой духовности и философскими исканиями людей, их неудовлетворенностью, потерей ценностей и потребностью что-то изменить, их могут превратить в фанатиков. Многие молодые люди, бесстрашно тасующие карты состояний сознания из колоды реальностей, успели обжечься, оказавшись в узких коридорах реальностей карцерного тоталитаризма. Но зачастую мы не только не знаем, но даже не догадываемся, что каждый из нас — нейрогенетический робот. Мы — пленники наших представлений, нашей морали, системы ценностей, научных парадигм и массовых иллюзий. Как известно, знание — это сила. Вряд ли этот материал вас успокоит, утешит, все объяснит и не оставит вопросов. Предупредит — да. Вооружит — да. Возможно, вы задумаетесь о том, что однозначных ответов на главные философские вопросы нет и быть не может; что приемлемость разных ответов, которые даются церковью, государством, сектой, культурной средой или армией, зависит от туннеля реальности, которым обусловлено ваше относительное сознание. И значит, остается единственный путь — расширить это сознание, избавляясь от его обусловленности, или, следуя совету поэта и ясновидящего Уильяма Блейка «создавать собственную систему видения мира, чтобы не стать рабом чужих систем».

 

О чем пойдет разговор? 

  • Благообразные ласковые женщины останавливают вас на улице и, протягивая листовку «Бог тебя любит», вступают в разговор: «Извините, можно вас на секундочку? Скажите, вы в Бога нашего единого верите?» 
  • Под звуки цимбал и барабанов на перекрестках улиц танцуют и поют бритоголовые люди в шафранных туниках. 
  • Под проливным дождем от машины к машине бегают мокрые подростки, предлагающие купить цветы. 
  • Прилично одетые люди нервного вида знакомятся с людьми в холлах аэровокзалов, возбужденно призывая их вносить денежные пожертвования на программы изоляции жертв СПИДа. 
  • Административные работники в костюмах-«тройках» сидят в состоянии гипнотического транса в банкетном зале отеля на групповом сеансе «пробуждения сознания», финансируемом руководством компании. 
  • Домохозяйки посещают собрания, осваивая приемы квалифицированной вербовки людей в коммерческую пирамиду по сбыту продукции определенной фирмы. 
  • Сотни студентов в университетской аудитории внимают речам новоявленного лидера, который обещает научить их левитировать и проходить сквозь стены, находясь в состоянии глубокой медитации. 
  • Старшеклассники отправляют сатанистские ритуалы, «причащаясь» кровью и мочой для обретения силы и могущества. 
  • Тысячи людей из разных слоев общества записываются на обучающие семинары, где переживают инсайты, во время которых подключаются к Нему через «канал», «открытый» предприимчивым лидером. 
  • В грязи Джонстауна валяются жертвы массового суицида: более девятисот трупов отравленных мужчин, женщин и детей. 
  • Люди в панической давке покидают станцию токийского метрополитена, спасаясь от отравления зарином. 

Это лишь несколько наглядных примеров деятельности деструктивных сект, которые мы привыкли называть тоталитарными. (На Западе их принято называть деструктивными культами). Есть ли среди ваших близких, родных, друзей или знакомых человек, который изменился до неузнаваемости, оказавшись втянутым в какую-нибудь закрытую группу? Да? Тогда вам следует знать, что радикальное изменение его личности вызвано мощнейшей психологической обработкой, жертвой которой он стал, примкнув к этому закрытому сообществу. Неизбежные приметы приобщения к деструктивной секте — это стирание личной истории, потеря индивидуальности и полное обезличивание. В деструктивных сектах активно применяются техники модификации поведения с внушением фобий и зависимостей. Реформирование сознания происходит незаметно на основе провоцирования когнитивного диссонанса, гипнотического транса, внушения, нейролингвистического рефрейминга, информационной перегрузки, сенсорной депривации, нейрологического переимпринтирования, тоталитарного контроля эмоций, поведения, мыслей и информации.

Тимоти Лири считал любые представления (и основанные на них иллюзии) полезными, здоровыми и плодотворными, если они жизнеутверждающи. При введении в восприимчивый мозг они сплавляются с другими представлениями, идеями и мыслями, эволюционируют и становятся мощной программой выживания. Но если в программное обеспечение проникает мысль-вирус, «здоровые» представления перерождаются в «злокачественные». Сотни миллионов несчастных людей живут по таким вирусным программам, как «избранный народ», «Христос — добрый пастырь», «первородный грех», «гнев Господний», «Аллах» и «царство небесное». В туннеле реальности таких вирусов человек со слабым иммунитетом и без внутренних ориентиров легко управляем и внушаем. Хочешь высшей реальности и высшей истины? Пожалуйста! Нужно только верить в иллюзию спасения... и не выходить за территорию, ограниченную духовными пастырями. Как ни прискорбно, но любая монотеистическая религия по определению примитивна, поскольку создана для того, чтобы сфокусировать человеческое сознание на иерархии улья. Эта религия провозглашает, что есть лишь один Бог и лишь одна реальность. Следовательно, существуют только две точки зрения: правильная (и единственная), если она совпадает с точкой зрения власти улья, и еретическая, если она оппозиционна. Единственное, что требуется, — это подчинение. Слово «ислам» означает «подчинение». Основная поза в христианстве — коленопреклонение. Да будет воля Твоя!

Есть лишь один Бог, который создает вселенную и делает траву зеленой. Этот Бог — ваш мозг. Вы, как операторы собственного мозга, создаете модели вселенной и туннели реальности, метафоры восприятия и карты маршрутов, по которым хотите идти. Слепая вера в официально указанного и провозглашенного Бога не предполагает духовного развития, она сдерживает расширение сознания и грозит смертью разуму, потому что узко понимаемый Бог всегда очерчивает территорию дозволенного. 

Существует много коммерческих сект, которые основываются на вере в догмат о природной алчности и жажде обогащения человека. Они обманывают людей и манипулируют ими, призывая работать за гроши или даже даром сегодня, чтобы обогатиться завтра. Среди них много «пирамид», или «многоуровневых» маркетинговых организаций, которые обещают огромные деньги, но в действительности лишь вымогают деньги у доверчивых людей, обдирая жертв как липку. Вскоре они уничтожают у человека веру в себя, лишают его чувства собственного достоинства и самоуважения, а человек с низкой самооценкой уже никому и никуда не жалуется. Успех предприятия зависит от набора новых людей, которые, в свою очередь, вербуют следующих.

Существует множество способов подвергнуть человека психологической обработке и втянуть в деструктивную секту. Секты целенаправленно ищут (вернее, ловят) интеллигентных, одаренных, талантливых и преуспевающих людей. На успех обращения потенциального неофита гораздо большее влияние оказывают не доктрина или организация, а представляющие ее люди. Огромную роль играет личный контакт с умными, обладающими даром красноречия членами группы, которые рассказывают о головокружительных «творческих» перспективах и выглядят счастливыми, свободными, искренними, открытыми и преданными своему делу. Расширение и процветание многих сект свидетельствует о том, что они умеют готовить вербовщиков, то есть «показывать товар лицом». Вербовщиков учат мгновенно оценивать, что собой представляет потенциальный неофит, и в расчете на него «преподносить» и «упаковывать» информацию о группе. Иначе говоря, их задача — заставить человека заглотнуть крючок с наживкой, где роль наживки играет информация, которая должна заинтересовать именно его.


Вербовщики активно используют «модель четырех типов личности», согласно которой все люди делятся на четыре типа: мыслители, чувствующие, деятельные и верующие.


Мыслителями считаются люди, которые решают жизненные проблемы преимущественно «головой», руководствуясь разумом; они в основном ориентируются на интеллект.


Чувствующими считаются люди, которые в решении жизненных проблем руководствуются преимущественно эмоциями; они в основном живут чувствами.


Деятельными считаются так называемые «люди действия».


Верующими считаются люди, которые верят в духовное начало жизни.


При вербовке мыслителя используется интеллектуальный подход. К примеру, ему показывают фотографии лауреатов Нобелевской премии или философов, увлеченно обсуждающих различные проблемы на одной из организованных группой научных конференций, создавая иллюзию, что эти гиганты мысли поддерживают данное движение. В действительности изображенные на снимках люди зачастую не имеют ни малейшего отношения к секте и совершенно не интересуются вопросами, заявленными в повестке дня. Их появление на конференции продиктовано возможностью пообщаться с друзьями и коллегами, получившими такие же приглашения, причем совершенно бесплатно — спонсоры оплачивают им проезд в оба конца, проживание, и еще выдают солидный гонорар. Чем не стимул «поучаствовать»?


Чувствующие всегда «покупаются» на искренность, любовь и заботу, с которой к ним относятся вербовщики. При общении с такими людьми делается упор на эмоциональное благополучие членов группы, которые «живут одной большой и дружной семьей». С такими людьми всегда говорят об «истинной любви» в группе и отсутствии «понимания» в обычном мире. В групповых ситуациях чувствующие автоматически стремятся, чтобы группа их приняла, поэтому при вербовке им демонстрируют безусловную любовь, поддержку, приятие и одобрение.


Деятельные склонны принимать вызов и действовать. Они любят ставить перед собой цели и добиваться реальных результатов. Если, глядя на нищету и страдания людей, они хотят что-то сделать, чтобы покончить с этим уродливым явлением, им рассказывают, какие шаги предпринимает группа в данном направлении. Если их волнуют проблемы войн и национальных конфликтов, то им рассказывают, что данная группа — единственная организация, в которой разработан реальный план противодействия войнам и мирного урегулирования конфликтов (даже если такого плана не существует). Деятельным перечисляют сотни программ по стабилизации и возрождению «гибнущего» мира, которые финансирует и поддерживает группа.


Верующие люди ищут духовный смысл жизни и стремятся постичь Бога. Эти люди часто рассказывают вербовщикам о личном духовном опыте, приобретенном через сны, видения и откровения. В основном это люди «открыты» настолько, что завербовываются сами (многие считают, что встреча с вербовщиками ниспослана им Духом). Вербовщикам остается только живописно поведать о личном «духовном опыте», подтвердить предначертанность встречи и заявить, что Бог слышит наши молитвы. Вопреки распространенному мнению, большинство завербованных людей состоит не из верующих, а из чувствующих и деятельных. А многие из так называемых мыслителей становятся в конце концов лидерами сект.


Шансов выстоять у обычного человека ничтожно мало. Как правило, он не знает ни о психологической обработке, ни о том, как действуют различные секты. Непосвященный человек не знает, какие нужно задавать вопросы и какое поведение должно заставить его насторожиться. Зачастую он вообще не знает, что имеет дело с вербовщиками.


Все мошенники — профессиональные лжецы. А преуспевающие мошенники, к тому же, производят впечатление очень порядочных людей. Играя в «искренность» и «открытость», они ловко разрушают защитные барьеры естественной настороженности у жертв. Они умеют общаться и втираться в доверие, они обаятельны и располагающи. Наметив себе жертву, они делают на нее ставку, «раскручивают», берут деньги и исчезают. При этом жертвы мошенников отмечают, что «доверились этому человеку, потому что он совсем не похож на преступника». Вербовщики сект ловко используют такие же приемы. Почти все они когда-то сами стали жертвами вербовки. Они искренне верят, что совершают для вас благодеяние. Но секте нужно кое-что важнее денег. Ей нужна ваша душа! Естественно, в конце концов, секте перейдут и ваши деньги. Но это не все. Со временем вы должны совершать по отношению к другим людям те же самые действия, которые были совершены по отношению к вам: вы должны вербовать новых «единомышленников».

 

Несмотря на пугающую информацию о деструктивных сектах и потенциальную возможность стать пленником одной из них, мы сохраняем полное спокойствие и уверены, что именно нас никто никогда не завербует. Это происходит потому, что:

  • во-первых, в нашем сознании укоренилось традиционное философское представление (на котором основаны наши современные законы), что человек — существо разумное, мыслящее, ответственное и сознательно контролирующее собственные действия. С одной стороны, такое мировоззрение отвергает возможность манипуляции сознанием разумного человека и его принудительной психической обработки, но, с другой стороны, оно служит ограничителем, который не позволяет исследовать реальность этих феноменов. 
  • Во-вторых, мы свято верим в нашу неуязвимость. Мы не допускаем, что наши мысли, чувства и поведенческие модели могут кем-то контролироваться. Мы считаем, что никто не может нами манипулировать помимо нашей воли. Но это возможно, особенно в периоды «импринтной уязвимости». В этот период человека легко можно перепрограммировать с бормотания «Харе Кришна, Харе Рама» на веру в то, что «Иисус умер за наши грехи» или «Кто не с нами, тот против нас», заставив понять смысл каждой из этих идеологий. 
  • В-третьих, с момента рождения мы испытываем влияние со стороны внешнего мира и общества. Это влияние настолько многосторонне, что возникает искушение считать, что все мы — субъекты манипуляции СМИ, а наше сознание формируется и контролируется семьей, школой, обществом, государством и т. д. А если этот тотальный контроль существует, то о чем тогда вообще волноваться? Итак, давайте рассмотрим первый тезис: человек — существо разумное. Мы считаем себя независимыми и самостоятельно принимающими решения людьми, у которых есть свобода выбора. На фоне высокого мнения человечества о самом себе позиция Фрейда, считавшего, что каждый человек, в значительной степени, представляет собой продукт приучения к горшку, кажется нам особенно унизительной. 

Существует обширный комплекс техник воздействия на психическую деятельность человека, позволяющий программировать его мысли, чувства и действия в заданном направлении. Сами эти техники, как любое знание, нельзя считать плохими или хорошими. Все зависит от того, с какой целью они применяются. Если человек хочет бросить курить и с этой целью добровольно соглашается пройти курс психотерапии с применением гипноза, у него есть на это право. В данном случае гипноз может избавить его от зависимости, расширить спектр его возможностей и положительно повлиять на многие сферы его жизни. Очень важно, что при этом человек продолжает нести ответственность за все совершаемые им действия. Но если с помощью техник психологического воздействия некто пытается принудительно изменить систему убеждений человека и навязать ему зависимость от внешних авторитетов, не считая нужным всесторонне его проинформировать и получить на это согласие, то такое воздействие крайне деструктивно и может привести к самым печальным последствиям. Мы не случайно упомянули фактор зависимости. В некоторых деструктивных сектах членам группы, по существу, прививают тот или иной род зависимости. Люди, которых пристрастили к ежедневному выполнению многочасовых медитаций или пению мантр, фактически, приобретают психологическую и физиологическую зависимость от этих техник. При полном расслаблении и остановке мыслей мозг начинает резко выбрасывать в кровь особые химические вещества, которые вызывают не только диссоциативное ментальное состояние, но и состояние «кайфа», как при употреблении некоторых запрещенных наркотиков. 


В деструктивной секте к новичкам активно применяются техники модификации поведения. Изменяя их поведение, секта изменяет их установки. Происходит психологическое перепрограммирование человека, реформирование его сознания и рождение новой личности. В частности, для этого используются такие основные приемы, как контроль поведения, контроль мыслей, контроль эмоций и контроль поступающей информации.


1. Контроль поведения Контроль поведения регламентирует индивидуальную физическую реальность и распространяется на самые разные сферы этой реальности. Вводятся регулирующие правила, которые касаются выполнения ритуалов, работы, других видов деятельности, социальной среды, и даже таких аспектов, как место проживания, форма одежды, рацион питания и продолжительность ночного сна. Чтобы легче было контролировать поведение последователей, во многих сектах устанавливается жесткий распорядок дня. В течение каждого дня обязательно отводится время на выполнение специфических ритуалов и индоктринационную деятельность. У всех членов секты есть свои обязанности, исполнение которых жестко контролируется. Это ограничивает их свободное время и позволяет легче контролировать их поведение. В группах с жесткой казарменной дисциплиной члены обязаны спрашивать разрешение у руководителей на выполнение любого действия. Зачастую последователей искусственно ставят в финансовую зависимость от руководства. Когда последователь вынужден просить у руководства деньги на проезд, на одежду, на визит к врачу, на звонок другу или родственнику, то каждый его шаг в течение дня становится подотчетным. Так группа жестко контролирует поведение последователей и, следовательно, их мысли и чувства. Поведение часто контролируется требованием жить групповой жизнью: вместе есть, работать, ходить на собрания и спать в одном помещении. Проявление индивидуализма подавляется. Члену секты могут навязать постоянного «приятеля» или обязанность постоянно находиться в обществе пяти-шести человек из группы. Авторитарное руководство умело манипулирует социальным окружением каждого члена группы, вводя систему поощрений и наказаний. Если человек ведет себя хорошо, его поощряют, и он может пойти на повышение. Если поведение человека не соответствует ожиданиям группы, его публично критикуют и наказывают, например, заставляя чистить туалеты или ботинки всех членов группы. Его могут наказать, принудительно заставляя держать строгий пост, не спать и выполнять «черную» работу. Человек, активно участвующий в осуществлении собственного наказания, начинает верить, что действительно его заслуживает. В каждой группе есть свой характерный набор ритуалов, который способствует сплочению ее рядов. Ритуальной становится лексика, манера выражаться, осанка, выражение лица и даже традиционный способ представления групповых убеждений. Это позволяет последователям ощущать «элитарность».


2. Контроль мыслей Контроль мыслей подразумевает столь глубокое индоктринирование членов группы, что они усваивают групповую доктрину, принимают новую лингвистическую систему и практикуют техники остановки мыслей «ради сохранения душевного покоя и сосредоточенности». Чтобы стать хорошим членом группы, человек должен научиться манипулировать процессом собственного мышления. В тоталитарных сектах идеология выдается за «истину» и «единственную карту» реальности. Доктрина служит не только фильтром для поступающей информации, но и руководством по осмыслению и обработке отфильтрованной информации. Обычно доктрина носит абсолютистский характер и разделяет мир на «черное — белое», «добро — зло», «мы — они». Группа и ее лидер — это воплощение добра, весь остальной мир — воплощение зла. Часто в тоталитарных группах утверждают, что их доктрина научно доказана. Она якобы отвечает на все вопросы, способна разрешить все проблемы и указать выход из любой ситуации. Члену секты не нужно ни о чем думать, за него «думает» доктрина. Ему не нужно ни о чем заботиться, потому что обо всем «позаботится» доктрина. Как правило, каждая деструктивная секта вырабатывает собственный «загрузочный язык» с особыми словами и выражениями. Поскольку язык предоставляет нам символы, которыми мы оперируем в процессе мышления, контроль определенных слов позволяет контролировать мысли. Во многих группах все сложные ситуации принято классифицировать и обозначать емкими терминами-ярлыками, что позволяет перевести эти ситуации из реальной плоскости в плоскость сектантских штампов. Каждый такой термин, или ярлык, служит вербальным выражением «загрузочного языка» и программирует мышление человека в каждой конкретной ситуации, изначально навязывая стереотипы мышления. На основании этих правил оценивается достоверность суждений о фактах реальности. Культура и язык определяют, какие значения будут приписаны фактам (доброе-злое, истинное-ложное, реальное-илюзорное, хорошее-плохое), хотя сами по себе факты никак не окрашены. Правила, на основе которых интерпретируются факты, выдуманы людьми. Факты носят объективный характер, а правила обусловлены культурой и языком. Факты могут оставаться прежними, а правила могут изменяться. Это позволяет моделировать совершенно иную реальность, в которой люди начинают жить иначе. Любая критическая мысль в адрес лидера, мелькнувшая в голове хорошего члена группа, не сможет обойти это препятствие и непременно зайдет в логический тупик. Сектантские клише, или «загрузочный язык», возводят невидимую стену между последователями и «чужими». Употребление вербальных штампов приводит к тому, что члены группы начинают чувствовать свою «особенность» и отделяют себя от окружающего мира. Язык дает возможность привести в смятение новичков, которые хотят понять, о чем говорят члены секты. Они считают, что должны упорно овладевать знаниями, чтобы научиться думать и «понимать» истину. В действительности, усваивая «загрузочный язык», они обучаются тому, как не думать, и узнают, что понимание подразумевает веру и ничего больше. Важный элемент контроля мыслей строится на обучении членов группы экранировать, или блокировать, любую информацию, в которой содержатся критические замечания о группе.  Если в информации присутствуют критические замечания в адрес лидера группы, доктрины или всей группы, член секты мгновенно ставит перед собой «экран», так как его обучили не доверять критике. Вся критика заранее объясняется происками Сатаны, который завладевает умами людей и внушает им ложные представления о группе. Поступающая информация воспринимается неадекватно. К числу самых распространенных и эффективных приемов, позволяющих контролировать мысли членов секты, относятся ритуалы остановки мыслей. Им говорят, что это способствует их духовному росту и эффективности. Всякий раз, когда в голове члена секты появляется «дурная» мысль, он практикует остановку мыслей, чтобы подавить «негатив» и вернуть себе душевное равновесие. Таким образом, он обучается отгораживаться от всего, что угрожает его сектантской реальности. Существует много техник остановки мыслей. Это могут быть молитвы, чтение мантр, медитации, пение псалмов, «говорение на языках», работа с дыханием или позиционные танцы, — что-то вроде психогимнастики. [В групповой психотерапии психогимнастика — это невербальный метод работы в группе, когда в движениях пантомимы участники выражают эмоциональные состояния и переживания.] Все эти вполне нормальные действия, которые в обычной жизни и даже в психотерапии важны и полезны, в деструктивных сектах приобретают извращенный характер. Они становятся механическими, так как человека программируют прибегать к ним при первых признаках сомнения, тревоги и неуверенности. Через пару недель использование такой техники входит в привычку и становится автоматическим. Человек даже не осознает, что у него в голове только что мелькнула «дурная» мысль. Он может лишь внезапно заметить, что поет псалмы или выполняет другой ритуал остановки мыслей. Члены секты считают, что, научившись останавливать мысли по желанию, они духовно растут, но в действительности они приобретают зависимость. Покинув секту, в которой они постоянно прибегали к таким техникам, им приходится проходить через трудный период отвыкания, чтобы вернуться к нормальной жизни. Практика остановки мыслей лишает человека способности тестировать реальность. Если человек способен в отношении группы мыслить только позитивно, он «на крючке». Если доктрина совершенна и лидер прекрасен, то во всех проблемах, которые могут у человека возникнуть, виноват только он сам. Он знает, что во всем должен винить только себя и работать еще упорнее. Контроль мыслей эффективно блокирует любые эмоции, которые не вписываются в рамки групповой доктрины. С его помощью члена секты превращают в послушного раба. В любом случае, контроль мыслей подразумевает контроль поведения и эмоций.


3. Эмоциональный контроль Контроль эмоций подразумевает манипуляцию эмоциями и попытку сужения диапазона личных чувств. Вина и страх — это необходимые инструменты, позволяющие держать людей под контролем. Для воспитания конформизма и уступчивости членов группы обучают всегда и во всем винить только себя. Они ощущают историческую вину, личную вину, вину за совершение первородного греха, социальную вину, вину перед группой, перед руководством. Они всегда виноваты в том, что «не сделали», «не справились», «не смогли», «не предусмотрели», «не так подумали» и т. д. Они настолько приучены винить себя во всех грехах, что с благодарностью реагируют на критику лидера в их адрес. Манипулируя чувством страха, можно теснее сплотить ряды членов группы. Например, можно искусственно создать образ врага, который преследует группу и ее членов. «Врагом» могут быть продажные агенты спецслужб, коварный Сатана, злые психиатры, практикующие лоботомию, вооруженные члены конкурирующих сект, «мир, погрязший в грехе и разврате» или промыватели мозгов из внешнего мира. Можно внушить последователям страх перед невыполнением обязанностей и неминуемой карой, которая за этим последует со стороны руководства. Во многих группах намеренно культивируется страх наказания. Чтобы контролировать человека через его эмоции, зачастую необходимо переопределить его чувства. Например, каждый человек хочет быть счастливым. Но если определить счастье как близость к Богу, а Бог несчастлив (как считается во многих религиозных сектах), то единственный способ быть счастливым — это быть несчастным. Поэтому счастье состоит в страдании, которое приближает к Богу. Такой мотив звучит и в несектантских теологиях, но в сектах эта идея становится инструментом для эксплуатации и установления эмоционального контроля. В некоторых культах счастье попросту означает выполнение указаний лидера, вербовку новых членов, пополнение финансов секты. Счастье трактуется как чувство общности с теми, кто обладает высоким статусом в секте. Самыми главными качествами в секте считаются благонадежность и преданность. Членам сект позволяется чувствовать и выражать негативные эмоции только по отношению к людям, которые не принадлежат к секте, во всех остальных случаях негативные эмоции — это табу. Их приучают никогда не думать о себе, всегда думать только о группе и никогда не жаловаться. Им запрещено критиковать лидера, вместо этого они должны критиковать себя. Многие группы полностью контролируют межличностное общение членов группы. Лидеры указывают, от каких членов группы надо держаться подальше, а с какими теснее сближаться. В некоторых сектах лидеры указывают последователям, с кем вступать в брак, и даже контролируют их сексуальную жизнь. В ряде групп требуют полового воздержания и подавления полового влечения, а это становится источником внутреннего напряжения, которое находит выход в еще более усердной работе. В других группах, наоборот, требуют, чтобы люди вступали в сексуальные отношения друг с другом, а тех, кто отказываются, заставляют чувствовать себя виноватыми. Так группа проявляет эмоциональный контроль. Используя техники модификации поведения и злоупотребляя методом кнута и пряника, лидеры укрепляют в членах группы чувство зависимости и беспомощности. Кроме того, мощным инструментом эмоционального контроля служит исповедь в прошлых грехах или в дурных намерениях. Любое признание в грехах, вырвавшееся из уст человека, запоминается. Ни один грех не забывается и не прощается. Как только член секты оступится, ему сразу напомнят былой грех. Любая исповедь превращается в орудие манипулирования и шантажа. Так члена секты заставляют быть послушным исполнителем воли лидера. К одной из самых эффективных техник, позволяющих контролировать эмоции, относится негативное программирование на основе внушения фобий. При мысли о том, что они могут оказаться изгоями, члены группы начинают потеть, у них учащенно бьется сердце, дрожат руки. Они испытывают животный страх. Им внушают, что без группы они пропадут и останутся беззащитными перед лицом страшной опасности: они сойдут с ума, погибнут, станут наркоманами или самоубийцами. На групповых лекциях постоянно рассказывают страшные истории, которые якобы произошли с теми, кто вышел из секты. Любой психологически обработанный человек начинает ощущать страх при мысли о выходе из группы и понимает, что только группа может гарантировать ему безопасность. Такие привитые фобии лишают человека психологической возможности уйти из секты, даже если он чувствует себя в секте несчастным. Если эмоции человека контролируются, значит, его мысли и поступки тоже контролируются.


4. Информационный контроль Информация — это пища для ума, которая поддерживает наши мозги в состоянии активности и позволяет им нормально работать. Лишите человека информации, которая ему необходима, и он не только не сможет составить мнение ни по одному вопросу, но и вообще лишится возможности здраво рассуждать. Отсутствие информации позволяет вводить человека в заблуждение. Люди становятся заложниками деструктивных культов, так как к ним не поступает критическая информация из внешнего мира. Со временем их внутренние механизмы, позволяющие анализировать и обрабатывать такую информацию, перестают адекватно функционировать. Во многих тоталитарных сектах доступ к средствам массовой информации ограничен и/или строго дозирован. Частично это связано с тем, что у членов секты нет на это свободного времени. А при малейшей нерегламентированной паузе их заставляют изучать пропагандистские и агитационные материалы о секте, которые прошли цензуру и одобрены сверху. Информационный контроль распространяется на межличностное общение членов группы. Им запрещено критически высказываться в адрес лидера, доктрины или группы. Они обязаны следить друг за другом и докладывать руководству о любых словах и поступках собратьев, которые несовместимы с членством в секте. Новичкам запрещено общаться друг с другом в отсутствие старшего члена группы. Последователям секты велят избегать контактов с бывшими членами секты или людьми, критикующими секту. В некоторых сектах практикуется предварительный просмотр писем и прослушивание телефонных звонков. Информация умышленно дозируется, чтобы члены секты не знали реального положения вещей. Им сообщают то, что им «нужно знать» для выполнения своей работы. Контроль информации осуществляется за свет введения разных уровней «правды». Создается внешняя идеология секты, которая опирается на доктрину для «внешнего пользования», и внутренняя идеология для членов секты с доктриной «для внутреннего пользования». Внешний идеологический материал призван успокоить общественность и привлечь внимание «искателей Пути». Внутренние доктрины раскрываются постепенно, по мере приобщения человека к жизни в секте. Член секты может искренне верить, что «внешняя» доктрина — это вовсе не ложь, а другой уровень «правды». Создавая обстановку, в которой сосуществуют различные уровни «правды», руководство сект лишает своих последователей возможности объективно оценивать и анализировать происходящее. Члены секты не способны разобраться в реальной ситуации. Им говорят, что они еще не обрели достаточную зрелость, чтобы знать всю правду, но скоро они все поймут. Чем усерднее они будет работать, тем быстрее заслужат право знать высшие уровни «правды». Но таких уровней может быть много. Часто продвинутый последователь секты, полагающий, что знает всё, в действительности находится лишь на подступах к «правде». Тех, кто задает много вопросов и хочет слишком быстро все узнать, стараются отвлечь, переориентируя на выполнение внешних задач.


Контроль поведения, мыслей, эмоций и информации оказывает колоссальное воздействие на человека и позволяет манипулировать людьми даже с самой устойчивой психикой. Мало того, именно люди с крепкой психикой составляют ядро секты и входят в число самых фанатичных и преданных его членов.

Какой бы чудесной ни казалась группа во главе с ее харизматическим лидером, если она использует технологию реформирования сознания, значит, она представляет собой деструктивную секту и манипулирует сознанием рядовых членов. Каковы же элементы такой технологии?

 

1. Коммуникационный контроль; Каждому члену группы внушается убеждение, что реальность — это собственность, которая находится в исключительном ведении группы. В такой обстановке любое стремление к личной независимости пресекается, ибо угрожает стабильному осуществлению абсолютного контроля. В сектах контроль социальной среды поддерживается и сохраняется при помощи группового процесса, изоляции от других людей, психологического давления, географической удаленности (или невозможности перемещения), и даже физического прессинга. Контроль может насаждаться в процессе последовательного чередования таких мероприятий, как семинары, лекции и групповые встречи, которые становятся все более интенсивными и все больше отрывают человека от привычной реальности. Такое физическое и психологическое воздействие крайне мешает человеку трезво оценить обстановку и уйти.

 

2. Манипуляция мистическими чувствами; Это систематический процесс, который тщательно планируется и контролируется «сверху» (руководством), хотя внешне кажется, что он происходит стихийно в рамках данной среды. Он не должен восприниматься как «хорошо отрепетированный спектакль», иначе у «зрителей» могут возникнуть сомнения. На протяжении столетий существуют разные религиозные группы, в которых традиционно практикуются посты, ограничения сна и чтение молитв, но феномен «избранности» характерен только для сект. Только в сектах существует фигура «избранника», который провозглашает себя «спасителем» или «мессией». Возможности мистического манипулирования в сектах безгранично расширяются, поскольку лидеры объявляют себя посредниками Бога. Только через «спасителя» «спускаются» (и принудительно навязываются) принципы, «установленные Богом», поэтому секта с ее верованиями воспринимается как единственный истинный путь к спасению. Это усиливает возможности мистического манипулирования и оправдывает все действия «спасителя», а иногда и его последователей. Вследствие мистической манипуляция у членов сект формируется психология «пешек». Мало того, мистическая манипуляция оправдывает обман по отношению к «чужакам» из «внешнего мира».

 

3. Борьба за чистоту души и рядов и культ исповеди; Требование «чистоты»  призывает к радикальному отделению чистого от нечистого, добра от зла. Это призыв к чистоте рядов и чистоте души каждого отдельного его члена. Абсолютное очищение — процесс непрерывный; зачастую он регламентируется определенными правилами. Поскольку он стимулирует чувство вины и стыда, то тесно связан с процессом исповеди. Идеологические движения манипулируют механизмами индивидуальной вины и стыда для подавления личности. Исповедь, во время которой человек признается в грехах и занимается самокритикой, происходит в небольшой группе и сопровождается критикой в его адрес со стороны членов группы с определенной целью: активно и динамично способствовать изменению его личности. По поводу сложного, весьма неоднозначного и небезобидного процесса «признания в грехах» А. Камю как-то заметил, что «авторы признаний пишут их главным образом для того, чтобы избежать признания и ничего не сказать о том, что они в действительности знают». Возможно, Камю преувеличил, но он прав, полагая, что исповедь — это хитроумная смесь откровения и утаивания. Человек, который признается в разнообразных многочисленных грехах досектантской жизни, может верить в эти «грехи», и в то же время скрывать другие, которые либо не осознает, либо не хочет обсуждать. Чем чаще человек кается в грехах, которые отождествляются с досектантской жизнью и ее «распятием», тем больше превозносится его нынешняя жизнь в секте. Выходит, что под маской явного унижения скрывается крайнее высокомерие. И снова цитата из Камю: «Ныне я каюсь, дабы затем стать судьей... Чем больше я обвиняю себя, тем больше у меня права судить других». Это центральная тема нескончаемого процесса исповеди, особенно когда он происходит в замкнутой группе.

 

4. «Научное обоснование» доктрины; Чтобы увлечь за собой людей в современном мире, любое «духовное» учение должно быть «научно обосновано». Духовная наука кажется спасением для многих людей, так как существенно упрощает мир.

 

5. Лингвистическое моделирование реальности; Все наши представления о реальности опосредованы системой устойчивых метафор, интерпретация которых определяется степенью интеграции в культуру и владения языком. Таким образом, с помощью языка с его закономерностями в назывании объектов реальности (номинациях) и в организации их значений (семантике) можно воспроизвести, или заново создать, реальность. Под лингвистическим моделированием следует понимать намеренное использование процессов, которые неоправданно упрощают представления о реальности. Это достигается с помощью искусной лингвистической манипуляции на основе введения обобщений, искажений и игнорирования важных свойств явлений и событий. Язык сводится к набору штампов, а каждой фразе придается статус значимости и божественный смысл. Крайне упрощенная лингвистика таит в себе очарование и способна оказывать колоссальное нейрологическое воздействие на сознание: поскольку любую проблему в жизни человека легко свести к общему набору внутренне согласованных принципов, человек считает, что познает и ощущает истину. Ему все ясно и понятно, на все вопросы всегда есть ответы. Лайонел Триллинг называет это «языком безмыслия», поскольку самые трудные вопросы сводятся к готовым штампам и примитивным лозунгам. При этом человек не осознает, каким образом он моделирует реальность, и считает свое восприятие и представление о реальности объективными.

 

7. Доминирование доктрины над личностью; Элемент доминирования доктрины над личностью начинает работать в тот момент, когда возникает конфликт между тем, что человек ощущает на собственном опыте, и тем, что предписывает ему ощущать доктрина или догма. В тоталитарном окружении истинна только догма, поэтому человек должен признать ее и привести собственные ощущения в соответствие с догматической истиной. Внутреннее ощущение несоответствия действительных и желаемых ощущений порождает комплекс вины. Порой группа намеренно провоцирует у человека комплекс вины, внушая ему, что все сомнения отражают его греховность.

 

8. Право на жизнь и право на смерть. Последний и самый важный элемент технологии воздействия на сознание — это угроза лишиться жизни, хотя чаще всего это метафорическая угроза. Но если «спаситель» обладает знанием абсолютной истины и видит свет, то все те, кто этот свет не видит и живет во тьме неведения, связаны с тьмой и не имеют права на существование. Принцип «бытие против небытия» позволяет делить членов группы на людей первого и второго сорта. «Второсортники» живут под угрозой смерти. Тоталитарное желание провести четкую границу между теми, кто имеет право жить, и теми, кто такого права не имеет, может стать страшным способом решения фундаментальных проблем человечества. Такие тоталитарные, или фундаменталистские, подходы вдвойне опасны в век ядерной угрозы и терроризма.

 

Однако описанные выше элементы технологии, позволяющей активно манипулировать человеческим сознанием, не имеют отношения к промыванию мозгов. Промывание мозгов — это совершенно другой процесс, который происходит принудительно, когда человек, например, военнопленный, с самого начала знает, что находится в руках врага. Применение пыток и жестокое обращение, сопровождающее четкое разделение ролей на «своих» и «врагов», не оставляет жертве права выбора. Манипулируя инстинктом самосохранения жертвы, промыватели мозгов могут заставить ее согласиться с определенными требованиями, например, подписать ложные признания или выступить с клеветническими заявлениями. При этом жертва пытается внутренне оправдать свои действия. Но как только она выходит из этой среды и ее инстинкту самосохранения ничего не угрожает, к ней возвращаются прежние убеждения. Принудительный подход редко является успешным, о чем красноречиво свидетельствует статистика. Как только люди возвращаются привычную атмосферу, эффект «промывания мозгов» потихоньку рассеивается.

 

Процесс непринудительного психологического программирования с помощью технологии реформирования сознания осуществляется более тонко и изощренно. В этом процессе жертва менее защищена и более подвержена постороннему влиянию, поскольку считает «реформаторов» друзьями. Это дает «реформаторам» карт-бланш, и они исподволь формируют новую структуру личности и новую систему убеждений. Жертва добровольно идет на сотрудничество с «реформаторами», сообщая им глубоко личную информацию, которая впоследствии используется против нее. При этом явного физического принуждения нет! Чаще всего реформирование сознание происходит на основе внушения новых установок. Это внушение осуществляется в процессе применения гипнотических техник и техник групповой динамики. Человек не ощущает угрозы, но становится жертвой обмана и манипуляций, которые заставляют его сделать предписанный выбор и положительно реагировать на все, что с ним происходит.

Чтобы установить психологический контроль над человеком, нужно изменить его сознание и создать ему новую личность. Мы уже знаем, что для этого необходимо контролировать его поведение, эмоции, мысли и поступающую к нему информацию. Существуют техники, позволяющие воздействовать на психику человека: гипнотический транс или введение человека в любое другое измененное состояние сознания, внушение, лингвистическое моделирование реальности на основе загрузочного языка, ритуалы остановки мыслей, культивирование фобий, прививание зависимостей, депривации и т. д. Но как на практике устанавливается психологический контроль и реализуются описанные техники? Три этапа состоят из размораживания прежней личности, ее замены новой и замораживания новой личности. Как же эта трехэтапная программа создает дисциплинированного члена деструктивной секты?


Этап первый: Размораживание

Чтобы подготовить личность к радикальному изменению, нужно взорвать туннель реальности, в котором привык жить человек. Лишившись системы отсчета, в которой он традиционно воспринимал себя и познавал окружающий мир, человек утрачивает все жизненные ориентиры. Когда разрушаются представления человека о реальности, перестают работать его защитные механизмы, которые прежде не впускали в его сознание концепции, ставившие под сомнение истинность его туннеля реальности. Размораживание может происходить по-разному. Например, личность можно разрушить, если человека дезориентировать физиологически. Для этого нужно лишить его сна, а также изменить рацион и распорядок питания. (В некоторых группах последователей переводят на питание с низким содержанием белков и высоким содержанием сахаров или принуждают к длительным постам и постоянному недоеданию. Наряду с недосыпанием это разрушает стабильность личности.) Эффекту размораживания способствует и изоляция человека. Поэтому обычно этап размораживания происходит в уединенной и полностью контролируемой обстановке, например, в загородном «учебном центре». Можно разморозить личность и обойти ее защитные механизмы, искусно применяя техники гипноза. Например, человек может войти в состояние транса, когда его специально сбивают с толку: если намеренно бомбардировать нас противоречивой информацией, мы испытываем растерянность и утрачиваем привычные ориентиры. Например, гипнотизер авторитетно говорит: «Чем больше вы пытаетесь понять, что я говорю, тем меньше вы понимаете. Это понятно?». В попытке понять смысл этой фразы человек на какое-то время запутывается и не понимает, как реагировать на сказанные слова. Читая эту фразу в книге, у вас есть возможность перечитать ее несколько раз и попытаться понять смысл. Но когда человек находится в контролируемой обстановке и его постоянно дезориентируют, используя парадоксальные утверждения и сообщая противоречивую информацию, его критические способности снижаются. Ощущая растерянность, он начинает сомневаться в себе и ищет опору в группе. Поскольку ему кажется, что остальные члены группы нормально реагируют на происходящее, он стремится как можно быстрее адаптироваться к ситуации. Чем меньше человек уверен в своих взглядах, тем восприимчивее он становится к влиянию окружения. Полагаясь на группу и ее мнение, он проявляет групповой конформизм, который диктует ему подчиниться навязанным правилам игры. Кроме того, человека можно вывести из состояния равновесия и повысить его внушаемость, используя сенсорную депривацию, или, наоборот, сенсорную перегрузку. Его с огромной скоростью бомбардируют потоками эмоционально насыщенной информации, которую он не в состоянии переварить. Ощущая, что «тонет» в потоках этой информации, человек отключается и перестает ее анализировать. Доверчивый новичок считает, что это произошло спонтанно, хотя в действительности это структурируется группой. Для размораживания человеческого чувства реальности широко применяются и другие гипнотические техники, например, двойной капкан. Двойной капкан заставляет человека подчиниться правилам игры, навязанной ведущим, хотя у него остается иллюзия, что он сохраняет свободу выбора. Например, лидер секты говорит: «Тем, кто испытывает сомнения в истинности моих слов, следует знать, что эти сомнения ввожу в ваше сознание именно я с тем, чтобы вы осознали, что я — истинный учитель». Человек может верить лидеру или сомневаться в нем, но в обоих случаях проверить истинность этих утверждений невозможно, так как концы заранее спрятаны в воду. Руководитель семинара может сказать: «Если вы сознаете, что в вашей жизни что-то не складывается, то, отказываясь от участия в семинаре, вы позволяете этому разладу управлять вашей жизнью». Другими словами, сам факт вашего участия в семинаре неоспоримо доказывает, что вы не обладаете достаточными знаниями, чтобы самостоятельно решить, уходить ли вам отсюда. Размораживанию весьма способствуют такие техники, как управляемые медитации, групповые инсайты, персональные исповеди, сеансы групповых молитв, танцевальные техники, например, суфийские вращения, психодрама, психогимнастика, ритмичная музыка и даже хоровое пение. Как правило, эти виды активности начинаются «спонтанно» и кажутся вполне безобидными, но по мере продолжения семинара, тренинга или «обучающих лекций» они постепенно становятся все более интенсивными и идут по заранее разработанному сценарию. Они практически всегда проводятся с группами и активно «прессуют» людей, усиливая в них групповой конформизм и лишая возможности уединиться и поразмышлять. На этапе размораживания, когда люди слабеют, ведущие начинают им внушать мысль об их порочности, некомпетентности, больной психике и духовном падении. Все проблемы, которые возникают у человека, будь то плохая успеваемость в университете или неудачи на работе, избыточный вес или неприятности в семейной жизни, лишний раз доказывают, насколько он слаб и порочен. Его бомбардируют установками, согласно которым он сам виноват в том, что запутался в клубке собственных противоречий, и без помощи группы ему самостоятельно не выпутаться. Есть группы, которые используют тактики агрессивного воздействия на личность, в том числе публичного унижения перед лицом группы. Как только человек сломлен, он готов к следующему этапу.


Этап второй: Замена

Замена состоит в навязывании человеку новой личности, обладающей новым набором поведенческих схем, эмоциональных реакций и мыслей, которая должна заполнить пустоту, образовавшуюся в результате разрушения старой личности с ее прежней системой представлений. «Надевание» новой личности происходит не только во время семинаров и отправления ритуалов, которые призваны заниматься формальной индоктринацией, но и в процессе неформального общения с членами группы, чтения, прослушивания компакт-дисков и просмотра видеокассет. На этапе замены успешно используются те же техники, которые применялись на первом этапе размораживания. Формальная индоктринация обычно происходит в специально созданной обстановке, где используются гипнотические приемы воздействия на человеческую психику, эффективно отключающие сознание и позволяющие проводить внушение: монотонность, убаюкивающий тихий голос, бесконечное повторение ключевых фраз, замедление темпа речи и подача материала по замкнутому циклу. Суть послания все время остается одинаковой, но «интерес» слушателей подогревается по-разному. На этапе замены внимание слушателей фокусируют на определенных темах, к которым постоянно возвращаются. Вербуемым рассказывают, что мир ужасен и обычные невежественные люди даже не представляют, что его можно сделать прекрасным. Их невежество связано с тем, что они не знают нового «учения», которое принес с собой лидер. Это «учение» — единственная надежда на вечное блаженство. Вербуемым внушают, что они могут познать «новую истину», но им мешает «прежняя» личность, «рациональный» ум и система устаревших представлений, которые не дают им возможности совершить фантастический прорыв в будущее. Их призывают сдаться, прекратить сопротивление, освободиться, поверить. Поначалу эти призывы звучат сдержанно и ненавязчиво, затем становятся все откровеннее и настойчивее. В них появляется пафос и убедительность. Материал, на основе которого формируется новая личность, выдается постепенно, с той скоростью, с какой он может быть усвоен. Людям рассказывают только то, что они в состоянии воспринимать на данном этапе. Как грудного ребенка нельзя кормить сосисками, потому что он их не в состоянии переварить, так и духовного неофита нельзя кормить идеологическим продуктом, который он пока не может усвоить. На установочных сессиях формальной индоктринации курс вводных лекций читается очень монотонно и ритмично, что позволяет эффективно усыплять людей и вводить их в состояние гипнотического транса. Хотя лекторы сурово «критикуют» людей, которые уснули, и заставляют их чувствовать себя виноватыми, в действительности они применяют к ним гипнотические техники воздействия. В состоянии легкой дремы человек продолжает слышать и воспринимать лекционный материал, но работа его обычных защитных механизмов ухудшается, критичность снижается и он становится более внушаемым. Эффективной техникой, стимулирующей замену личности, служит искусно организованная демонстрация «духовного знания», которая перекликается с мистической манипуляцией, или запланированным экспромтом. Например, «приятели» вербуемого подспудно выуживают у него сведения личного характера и передают эту информацию руководству секты, а в нужный момент эта информация внезапно «всплывает» в ментальном поле лидера, символизируя его «духовное озарение». Новообращенный невольно начинает верить, что руководитель либо читает его мысли, либо получает информацию по духовным каналам. Это только укрепляет его решимость остаться в группе, которую возглавляет такой духовно продвинутый человек. Имитацией «мистических прозрений» занимаются не только в деструктивных религиозных сектах. Один инструктор по каратэ, возомнивший себя великим гуру, решил создать собственную секту. Он платил бандитам, чтобы они периодически избивали на улице его учеников. Таким способом он хотел усилить в учениках страх перед «внешним миром», желание стать сильнее, тренироваться еще активнее и больше зависеть от него. В религиозных сектах последователей инструктируют спрашивать у Бога, что они должны для Него сделать. Чтобы узнать Божью волю, они вынуждены постоянно слушать проповеди лидеров и молиться. Вступление в группу всегда считается выполнением Божьей воли, а уход из группы — предательством и неисполнением Божьей воли. Но самым большим искусством убеждения обладают сами члены группы. Если вам когда-нибудь доведется беседовать с психологически обработанным членом секты, это произведет на вас неизгладимое впечатление. Вы выясните, что он не сомневается в том, что знает лучше вас, что вам нужно. Он абсолютно убежден в собственной правоте и не признает ответа «нет», так как ему внушили, что в провале вербовки виноват всегда он. Стараясь избежать наказания, он жаждет преуспеть, поэтому использует все приемы, чтобы заманить вас в ловушку. Зачастую за словами о духовном развитии проступает фанатичная вера и нетерпимость к инакомыслию. Когда вы полностью окружены такими людьми, главную роль в процессе замены начинает играть групповая психология. Людей специально разделяют на маленькие группы (или ячейки), «отделяя овец от козлищ». Тех, кто задает слишком много вопросов, быстро изолируют от остальных. К «овцам» причисляют «духовно подготовленных» людей, а «козлищами» считают упрямых индивидуалистов, из которых вряд ли удастся сделать послушных членов секты. Сначала «козлищам» пытаются «обломать рога», а если это не удается, их просят покинуть группу. Процесс замены включает в себя не только подчинение авторитетам в секте, но и групповые сессии, на которых происходят исповеди в прошлых грехах и рассказываются истории о нынешних успехах, что способствует единству и сплоченности группы. Эти сессии эффективно обучают групповому конформизму, так как группа, активно используя метод кнута и пряника, осуждает или закрепляет определенные мысли, эмоции и поведение последователей. Как только личность «заменена», начинается этап ее замораживания.


Этап третий: Замораживание

После завершения этапов размораживания и замены, когда прежняя личность разрушена и в сознание человека введена новая система убеждений, ему нужно создать новую личность. Начинается этап рождения «нового человека», или этап замораживания новой личности. Чтобы этот этап прошел успешно, перед человеком нужно поставить новую жизненную цель и дать ему новое дело. Новая личность должна в нем доминировать не только в контролируемой среде, но и за порогом секты, когда он отправляется на вербовку. Поэтому новичок должен признать и усвоить новые ценности и новые представления. Первая и главная задача «нового человека» заключается в том, чтобы отказаться от «прежней личности», приписывая ей все мыслимые грехи и пороки. Широко практикуются исповеди, которые служат способом очищения от прошлого и вместе с тем укрепляют чувство принадлежности новообращенного к секте. При этом его воспоминания стараются намеренно исказить, а положительный опыт, приобретенный в прошлом, нивелировать. На этапе замораживания главным методом подачи новой информации становится подражание. Новичков попарно объединяют с «ветеранами» секты, которые должны демонстрировать им образец поведения и вообще учить уму-разуму. «Духовное дитя» во всем должно копировать поведение «духовного родителя». С одной стороны, это льстит «ветеранскому» эго и заставляет его быть на высоте, а с другой стороны — пробуждает у новичка желание стать образцом для подражания и воспитывать своим примером когорту будущих новобранцев. На этом этапе «истинной» семьей становится группа. Вспомним «семью» Мэнсона или требования лидера «Народного храма» Джима Джонса к последователям называть его «папой». В Церкви Объединения «истинными родителями» считаются Сан Мюн Мун и его супруга Хак Джа Хань. Сектантская личность заставляет человека думать, чувствовать и вести себя подобно «отцу», то есть лидеру секты. Замораживанию новой сектантской личности способствует также новое имя, которым наделяется человек. Ему меняют не только имя, но и одежду, прическу, язык общения (так называемый «загрузочный язык») и все, что можно изменить в его воспоминаниях о прошлом. На новичка обычно оказывают сильное давление, принуждая его отдать группе все денежные сбережения и имущество. Это способствует обогащению группы и делает человека материально зависимым. Даже если он захочет уйти из группы, идти ему некуда. Он вынужден «принять» новую систему ценностей, ибо ему слишком тяжело признать совершённую ошибку. Нового члена секты стремятся как можно быстрее подключить к вербовке. Как показали исследования в области социальной психологии, ничто так не укрепляет человека в собственных убеждениях, как его попытка навязать эти убеждения другим людям. Это своего рода самовнушение. Вербовка новых членов способствует быстрому закреплению сектантской личности. В некоторых группах самофинансирование осуществляется за счет унизительной торговли, которой заставляют заниматься последователей. Это форма так называемого «мученичества», которое еще больше привязывает человека к группе. Когда последователей заставляют бегать сутки напролет под проливным дождем, продавая по сумасшедшим ценам дешевые букетики у входа в магазины, на уличных перекрестках или на открытых стоянках возле супермаркетов, они начинают действительно верить, что делают святое дело! По завершении нескольких недель вербовки и «сбора денежных средств» в фонд группы члена секты часто отзывают на повторную индоктринацию. Этот цикл может повторяться многократно на протяжении нескольких лет. Со временем ему доверяют обучение новичков. Так жертва становится палачом, увековечивая деструктивную систему секты.

«Промывание мозгов» — это такое же инфекционное заболевание, как малярия. Поместите людей в малярийную палату, и большинство из них заболеет малярией. Поместите их в учреждение, где практикуется промывание мозгов, — и большинство из них выйдет оттуда с промытыми мозгами. Все мы — нейрогенетические роботы. И каким бы неприятным ни казался этот факт христианским богословам и сентиментальным гуманистам, нам не избавиться от нашего роботизма, пока и если мы не признаем этот факт. Только после этого мы сможем управлять нашими нервными системами и заниматься самостоятельным перепрограммированием наших индивидуальных программ.


Поскольку в секте человеку создают новую личность, доктрина секты всегда требует, чтобы человек не доверял собственному «я». Доктрина становится управляющей программой всех мыслей, эмоций и действий. Поскольку доктрина преподносится как совершенная и абсолютная истина, то любой обнаруженный в ней недостаток выдается за отражение несовершенства последователей этой доктрины. Им велят руководствоваться доктриной, даже если они в действительности ее не понимают. А чтобы приблизиться к пониманию, они должны еще больше верить и еще усерднее работать.


Черно-белая реальность: Добро против Зла

Даже самые сложные доктрины в конце концов сводят реальность к двум полюсам: черное и белое, добро и зло, духовный мир и физический мир, мы и они. Плюрализма нет и быть не может. Согласно доктрине, ни одна другая группа не может считаться истинной (хорошей, религиозной, реальной), ибо это угрожает монополии секты на истину. Вольные интерпретации и отклонения от общего курса доктрины недопустимы. Если доктрина не отвечает на вопрос прямо, последователь должен обратиться за разъяснением к лидеру. Если лидер не в состоянии ответить на вопрос, он всегда может его отклонить как несущественный и неуместный. У каждой группы есть свои «враги», большие и малые, открытые и законспирированные. Врагами могут быть психиатры и психотерапевты, политические и экономические системы вместе с их представителями, например, коммунизм и коммунисты, капитализм и капиталисты, метафизические сущности вроде Сатаны, злых духов и инопланетян, а также жестокие законы природы. К врагам причисляют родителей, друзей, бывших членов секты, представителей прессы, социологов, психологов и всех, кто критикует группу. Существует «всемирный заговор» против группы, который стремится помешать ее деятельности. Это лишний раз доказывает, насколько важна ее миссия. В некоторых группах последователи начинают страдать фобиями и даже становятся параноиками, ибо им постоянно внушают, что духи за ними наблюдают и даже завладевают ими, если они чувствуют и думают не так, как положено в секте.


Представление об избранности

Членам секты внушают, что они входят в элитные бригады человечества. Ощущение особенности, причастности к спасению мира, принадлежности к передовому отряду истинных верующих, которые направляют историю человечества, служит сильным эмоциональным стимулом для самопожертвования и тяжелой работы. Как сообщество, сектанты чувствуют, что избраны Богом, или неведомой силой, чтобы вывести человечество из тьмы неведения в новую эру просветления. У членов секты активно формируют представление, что на них возложена великая миссия и они призваны сыграть особую роль в истории, которую по достоинству оценят потомки. По иронии судьбы, члены одной секты быстро распознают принадлежность человека к «другой» и считают последователей другой секты людьми «с промытыми мозгами», но при этом не способны объективно посмотреть на себя со стороны и оценить собственные действия. Ощущение избранности сопровождается чувством огромной ответственности. Членам сект внушают, что их нерадивость ставит под удар все человечество. Им внушают, что они лучше, умнее и могущественнее тех, кто не входит в группу. В результате они ощущают больше ответственности, чем когда-либо прежде. Им кажется, что на их плечах покоится весь мир. Поэтому они не понимают, когда люди на улице им говорят, что, уйдя в секту, они прячутся от реальности и избегают ответственности.


Доминирование групповой воли над индивидуальной

Во всех деструктивных сектах личность подчиняется группе. Главное — это «коллективная цель», все «личные цели» должны ей подчиниться. Думать о себе и думать самому нельзя. На первом месте всегда интересы группы. Индивидуализм — плохо, групповой конформизм — хорошо. Существует непреложное требование абсолютного повиновения руководству. Ощущение реальности искажается: член секты учится игнорировать внутреннее «я» и доверять внешним авторитетам, которые олицетворяют власть. Он привыкает искать указаний и разъяснений не в себе, а в других. Он отвыкает самостоятельно принимать решения. В таком состоянии крайней зависимости последователям секты просто необходим лидер, указывающий, что им думать, чувствовать и делать. Существуют приемы, которыми активно пользуются лидеры сект, чтобы укреплять эту зависимость. Они часто переводят людей в новые незнакомые места, переключают с одних видов деятельности на другие, повышают и понижают их статус в группе, не позволяя им расслабиться. Кроме того, широко применяется еще одна техника: перед последователями ставятся недостижимые цели, но их убеждают, что если они будут «чисты», то могут этих целей достичь. Когда цели не достигаются, людей принуждают публично признаваться в «пороках».


Строгое повиновение и подражание лидеру

Образцом для подражания всех членов секты служит лидер. Ему следует подражать во всем, в манере разговаривать, одеваться, причесываться. Для этого создаются специальные условия. Когда новичок попадает в группу, за ним закрепляют «ветерана», которому он обязан во всем подражать. Он должен стать точной копией напарника. Все члены секты должны быть точной копией друг друга и личности лидера как модели.


Счастье в исполнении миссии

Одним из самых привлекательных аспектов жизни в секте непосвященному кажется возникающее там чувство общности. Поначалу новичков бомбардируют безусловной и неограниченной любовью, и они наслаждаются вниманием, похвалами, лестью и одобрением. Но через несколько месяцев, когда они уже застревают в сетях секты, их лишают внимания и переключаются на очередную партию новичков. Так новоиспеченные члены секты узнают, что любовь не безусловна, но ее можно заслужить хорошим поведением и добросовестным выполнением обязанностей. Для активизации деятельности последователей широко используется политика кнута и пряника. Если дела идут плохо, например, не набрана вербовочная квота или к группе привлечено внимание СМИ, это считается персональной виной последователя. Пока ситуация не улучшится и проблема не будет решена, его «порция счастья» урезается. В некоторых группах последователей заставляют признаваться в «грехах», гарантируя в обмен бесплатную «раздачу счастья» из общей кормушки. Если человек не может припомнить грехи, он должен их придумать, а затем в них поверить. Настоящая дружба в секте не поощряется, так как дружеские отношения между членами секты (горизонталь) служат препятствием для проявления эмоциональной преданности лидеру (вертикаль). Друзья опасны: если один из друзей покинет группу, он может увести за собой и остальных. Когда человек уходит из секты, «любовь» к нему перерастает в ненависть и презрение. В сектах отношения между людьми, как правило, очень поверхностны, поскольку глубокие личные чувства, особенно негативные, не одобряются. Даже если человек ощущает эмоциональную близость к товарищам по группе, он не должен это показывать. Когда члены секты проходят через испытания, собирая денежные средства на лютом морозе, под проливным дождем или в дикую жару, когда они подвергаются преследованиям, когда их арестовывают за нарушение закона или когда над ними издеваются прохожие, у них развивается исключительно глубокое чувство товарищества и коллективного мученичества. Но поскольку единственная реальная привязанность должна быть адресована лидеру, эти товарищеские узы в действительности поверхностны и даже порой воображаемы.


Манипулирование виной и страхом

Человек приходит в секту, надеясь обрести там свободу. Но в действительности он начинает жить в узком туннеле страха, вины и стыда. Во всех проблемах всегда виноват он, его слабая вера, его скудные знания, его плохая наследственность, его прошлые грехи. Он постоянно живет в напряжении, ощущая глубокую вину за то, что не соответствует стандартам. Он начинает верить, что находится во власти злых духов, с которыми должен самоотверженно бороться. Во всех деструктивных сектах главной движущей силой является страх. В каждой группе есть свой дьявол, который жаждет захватить, соблазнить, растлить, убить или свести с ума последователя. Чем сложнее и образнее «дьявол», тем сплоченнее становится группа, объединяясь против «общего врага».


Манипулирование эмоциями

Эмоциональная жизнь в секте напоминает участие в аттракционе «американские горки». Последователя бросает из состояния невыразимого счастья познания «истины» среди «избранных» в состояние, где он испытывает невыносимое бремя вины, страха и позора. Причины всех проблем коренятся в его, а не в групповой, несостоятельности. Всегда и во всем он может винить только себя. Если он начинает выражать несогласие, группа либо объявляет ему бойкот, либо его переводят в другой филиал группы. Последователь постоянно переживает сильные эмоции, и это сказывается не только на его психике, но и на работоспособности. Когда он «в пике», то весьма продуктивен и убедителен в деле вербовки, но в моменты «упадка» его деятельность становится не эффективной. В большинстве групп следят, чтобы периоды упадка не затягивались. Обычно члена группы отзывают и отправляют на повторную индоктринацию, где он эмоционально «подзаряжается». Некоторые последователи каждый год проходят по нескольку формальных индоктринаций.


Изменение ориентации во времени

В некоторых сектах специально практикуются многосуточные медитации, которые полностью лишают человека представления о реальном времени. Известно, что в деструктивной секте «Аум Сенрике» новичков в течение двух месяцев не выпускали на улицу и держали в помещении с задраенными окнами, что создавало иллюзию пребывания в бункере. Круглосуточно воздействуя на психику людей с помощью яркого освещения, рева громкой музыки, гудения и мерцания экранов постоянно включенных в сеть компьютеров, а также прокручивания одной и той же видеокассеты с проповедью Асахары, сокращения продолжительности сна и бесконечных «ночных» подъемов для прослушивания лекций, удавалось эффективно изменить ориентацию людей во времени. В динамике сект прослеживается любопытная тенденция изменять отношение людей к их прошлому, настоящему и будущему. Личная история члена секты стирается и переписывается заново. Его воспоминания о прежней жизни вне секты искажаются и видятся в темном свете. Даже приятные воспоминания рассматриваются сквозь призму негатива. Манипуляции подвергается и восприятие членом секты нынешних событий. Ему хронически не хватает времени жить в свете важности и неотложности возложенных на него обязанностей. Его неотступно преследует тиканье часового механизма бомбы, которая в любой момент может взорваться, превратив мир в рай или ад в зависимости от качества его служения. Во многих сектах говорят о приближении апокалипсиса, но в одних сектах ставится задача его предотвратить, а в других — спастись после наступления конца света. Когда члены секты все время — целыми днями, неделями и месяцами — крайне заняты выполнением великой миссии и участием в великих проектах, их критические способности снижаются, а представление о мире становится расплывчатым и искаженным. Для члена секты будущее представляется временем воздаяния: именно в будущем произойдут великие перемены, которые покроют его имя славой или позором. Во многих группах лидеры заявляют, что могут контролировать будущее, или, по крайней мере, обладают уникальным знанием о нем, и умело рисуют картины грядущего «рая» или «ада», манипулируя чувствами последователей. Иногда назначается точная дата конца света, который обычно должен наступить не ранее, чем через пять лет. Пять лет — это срок, который позволяет лидеру не беспокоиться о быстром разоблачении, но в то же время он достаточно короткий, чтобы поддерживать эмоциональный заряд у последователей, побудить их полностью «выложиться» и хорошо исполнить миссию. По мере приближения великой даты предсказания «забываются», «не оправдываются» или «откладываются». Тогда лидер составляет новое расписание, которое отодвигает великое событие еще на несколько лет. Если он поступает так несколько раз, «ветераны» настраиваются скептически. Но к тому времени в секте появляется когорта новоиспеченных последователей, которые не знают о смене расписания. И потом, тот факт, что лидер сумел «отложить» конец света, трактуется как свидетельство его мессианства!


Безысходность

В отличие от обычных организаций, где у каждого человека есть выбор уйти или остаться, в деструктивной секте законных оснований для выхода нет. Членам секты внушают, что на уход из секты толкает только слабость духа, незрелость, глупость, невменяемость, искушение, промывание мозгов, гордыня, нетерпимость, греховность и так далее. В процессе индоктринации им внушают фобии и заставляют поверить в то, что если они покинут секту, с ними, с их семьями и всем человечеством произойдет беда. Хотя члены сект часто говорят: «Покажи мне путь лучше моего, и я по нему пойду», — в действительности у них нет ни времени, ни способности логически рассуждать, чтобы доказать это утверждение самим себе. Они заперты в психологической тюрьме.


ПРОДОЛЖЕНИЕ  СЛЕДУЕТ!!!

Просмотры (443)  Комментарии (0)  Форум (Общие)